"Исчезнувший поселок"

 

На территории современного Берёзовского округа, а ранее – Барзасского района, существовали десятки деревень, посёлков и хуторов, которых сейчас уже нет. Основаны они были в первой трети 20 века. Один из них – посёлок Верхний Кельбес.

Посёлок Верхний Кельбес. 1964 г. Фото Бориса Нуштаева

Первопоселенцы.

Судя по переписи населения 1926 года такого населённого пункта ещё не было. Но в начале 1930-х годов уже существовал пос. Верх – Кельбес. До его образования, в тех же местах на реке Кельбес было два хутора: Белянин и Воронин.

Первопоселенцы пос. Верх – Кельбес: Белянин Михаил (слева), его жена Фиона, дочь Настя. 1902 г. Ещё в г. Никольск Уссурийском.Семья Беляниных обосновалась на берегу р. Кельбес, по-видимому, в конце 1920-х годов. Глава семьи – Михаил Васильевич долгие годы служил в царской армии на Дальнем Востоке. Был отличным стрелком, за что был награждён соответствующим знаком. На 1902 год М. В. Белянин проживал в городе Никольск Уссурийском с женой Фионой и единственной дочерью Настей. Сохранилась фотография тех лет – семья Беляниных. Старое фото на картоне. На обороте типографская надпись: «Фотография К. Тагава, удостоенная Похвальным листом на сельскохозяйственной выставке в г. Хабаровск 1899 год», там же иероглифы.

Михаил Белянин – участник русско – японской войны 1904 – 1905 годов. Имел боевые награды. После длительной службы в армии, М. Белянин с семьёй приехал в Сибирь. Жили сначала в д. Усть – Мозжуха Щегловского уезда, а потом переехали в тайгу, на берег р. Кельбес и основали там свой хутор. После образования пос. Верх – Кельбес, примерно в двух километрах вверх по течению от их хутора, переехали в этот посёлок.

Работал Михаил Васильевич на золотом прииске в Глухаринке Кельбесского приискового управления «Запсибзолото». Держал пасеку. До глубокой старости промышлял зверя, в чём ему помогали навыки отличного стрелка. Ещё в 80 лет ходил на охоту на лыжах, рыбачил. Прожил Михаил Васильевич 101 год.

Нужен лес.

В 1931 г. был образован Барзасский леспромхоз (ЛПХ), администрация его находилась в пос. Барзас. Были открыты лесозаготовительные участки леспромхоза в различных местах Барзасской тайги, как правило, по берегам рек, так как транспортировка заготовленного леса осуществлялась по рекам – Барзас, Кельбес. Обе они впадают в реку Яя, по которой продолжался сплав древесины до Яйского лесокомбината. В это время и образовался лесозаготовительный участок Верх – Кельбес. Находился он примерно в 20 км на северо – восток от пос. Барзас.

Лес пилили лучковой пилой, затем подвозили к берегу на лошадях (с конца 1940-х годов и на «полуторках»), складировали до ледохода. Каждый лесозаготовительный участок (ЛЗУ) имел лесного пожарного сторожа. «Командный состав» ЛЗУ составляли прорабы и десятники.

Барзасский леспромхоз заготавливал три сорта леса: пиловочник, строевой и крепь.

С 1936 г. на лесозаготовительных участках развернулось стахановское движение.

В 1938 г. руководство «Запсиблестяжа», обсуждая перспективы развития Барзасского леспромхоза, наметило сделать его основным поставщиком сырья для Яйского лесокомбината.

Весной наступало очень ответственное время для лесозаготовителей – сплав леса, заготовленного за год. Лес сплавляли только в мае – июне, по большой воде. Для этого в помощь лесозаготовителям мобилизовывали людей из Барзасского и соседних районов «в порядке платной трудгужповинности сезонной силы».

12 июня 1941 г. Барзасский леспромхоз досрочно закончил сплав древесины. Сплавлено 191 100 кубометров вместо 188 000 по плану.

Письмо, прочитанное в клубе.

С началом Великой Отечественной войны многие мужчины пос. Верх – Кельбес ушли на фронт. Но лесозаготовка не прекратилась. Мужчин – лесорубов заменили женщины и подростки. Их девиз был: «Кубометр леса – снаряд по врагу!» Открылся детский сад, чтобы женщины могли работать.

Новости с фронта узнавали по радио, которое было установлено на столбе возле клуба ещё до войны.

В июле 1941 г. ушёл на фронт из пос. Верх – Кельбес и Алексей Михайлович Котуганов. Воевал он в 252 стрелковом полку. В 1943 г. попал в плен, находился в концлагере в Польше. После освобождения воевал в партизанском отряде. Восемь месяцев от него не было писем семье, лишь страшное извещение «пропал без вести».

Он написал родным только когда вновь оказался в Красной армии. Письмо А. М. Котуганова было прочитано в клубе жителям посёлка, чтобы они не отчаивались, получив извещение «пропал без вести», а надеялись дождаться своих родных.

Алексей Михайлович дошёл до Берлина. Вернулся домой осенью 1945 г. Награждён орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За победу над Германией», юбилейными медалями.

После войны к заготовке леса были привлечены и заключённые. В 1947 году в пос. Барзас было открыто лагерное отделение № 10 лагеря № 391 (управление лагеря находилось в пос. Яя). Почти на всех лесозаготовительных участках были открыты лагерные пункты, относившиеся к этому лагерному отделению. В Верх – Кельбесе лагерного пункта не было.

Посёлок, оставшийся в сердцах.

Галина Алексеевна Селькина,  дочь А. М. Котуганова, родилась и выросла в Верхнем Кельбесе (так стали называть посёлок, относившийся к Барзасскому поссовету). Она хорошо помнит 1950 – 1960-е годы посёлка.

Дома в нём располагались по обеим берегам реки Кельбес. Было около ста частных домов и примерно сорок бараков. Через р. Кельбес был подвесной мост. Зимой через реку ходили по льду, летом, после сплава  леса, устанавливали временный мост.

В посёлке были: контора лесхоза, пихтовый завод (изготавливали пихтовое масло из пихтовых лап, дёготь из коры берёзы), начальная школа, мед. пункт, большой конный двор, клуб, магазин, пекарня. Вокруг посёлка были кедрачи, шла заготовка кедрового ореха.

Учителя начальной школы п. Верхний Кельбес – Ремесник З. В. и Ремесник Г. Б. с первоклассниками. 1954 г.Г. А. Селькина с большой теплотой вспоминает своего первого учителя – Григория Борисовича Ремесника. Работала учителем в начальной школе посёлка и его супруга Зоя Васильевна.

После окончания начальной школы, ученики учились в средней школе пос. Барзас. Зимой добирались до школы на лошадях, в тёплое время года – пешком.

В клубе Верхнего Кельбеса организовывали вечера, концерты, спектакли. На новый год в клубе ставили ёлку. Один раз в неделю привозили фильмы. В кино ходили в новых платьях. Иногда приезжал фотограф.

Галина Алексеевна вспоминает, что в посёлке все были как родственники.

Но пришло время, когда лесозаготовительный участок Верхний Кельбес закрыли. Не стало работы, и жители стали уезжать из посёлка.

11 июля 1968 г. исполком Берёзовского гор. совета депутатов трудящихся вынес решение о ликвидации четырнадцати населённых пунктов «в связи с тем, что население выбыло за отсутствием производства». Среди них был и посёлок Верхний Кельбес.

Какое-то время в нём оставалось несколько домов – зимовья охотников, потом не стало и их. Сейчас на месте бывшего посёлка только поляны.

По разным причинам прекращали своё существование деревни, посёлки, хутора. Но они продолжают жить в сердцах их бывших жителей, на старых фотографиях, в документах архивов.

Ольга Крылик

гл. хранитель городского

музея им. В. Н. Плотникова